17:53, 6 февраля 2021
3 817

«Тепло вспоминаю всех вас и спектакль»: публикуем переписку актёров Омской драмы и Светланы Алексиевич

«Тепло вспоминаю всех вас и спектакль»: публикуем переписку актёров Омской драмы и Светланы Алексиевич
Общение белорусской писательницы (сейчас лауреата Нобелевской премии, а тогда — молодой журналистки) и омичей Татьяны Филоненко и Николая Михалевского началось после знакомства в Москве. Письма предоставлены из личного архива актёров для публикации и создания документального фильма журналиста 12 канала Светланы Веретенниковой «Образ времени».
В 1985 году на сцене МХАТа Омский академический театр драмы показал свой спектакль — первую постановку по только что опубликованной повести «У войны не женское лицо». После Светлана Алексиевич несколько раз бывала в Омске, общение с актёрами через письма продолжалось 30 лет. В них новости о публикации книг («Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва», «Время секонд хэнд») и до сих пор нереализованная мечта — создать исповедь о любви мужчин и женщин. Николай Михалевский и Татьяна Филоненко говорили с белорусской писательницей о том, чтобы вновь стать первыми исполнителями её документальной прозы.

ПИСЬМА СВЕТЛАНЫ АЛЕКСИЕВИЧ

Милые Таня и Николай!

Простите, что не сразу отвечаю. Немного приболела.

С интересом прочла статью о вас. И какая прекрасная там фотография! Рада была узнать вас ближе. Тот материал, о котором у нас шла речь (условно я назвала его «Мужчина и женщина») пока ещё не сделан, в работе. И нужно мне ещё год на него. И сделается ли он? Пока всё это очень мучительные вопросы.

Рада за ваш театр (кто-то мне говорил, что спектакль представлен на госпремию). Так ли? Я получила письмо от Светланы Яневской (вашего завлита). Очень прошу передать ей фотографию (к сожалению, ваш фотограф не прислал ни одной, где мы вместе). А о Верещак я напишу в Киевский обком партии. Иначе не знаю, как ей помочь. Так и передайте С. Я. [Светлане Яневской] Может, и театр напишет туда? Спросите. Помню и люблю вас всех (19. ХI. 1985)

************************************************************

Милые Михалевские!

Спасибо за доброе письмо и за афишу-подарок (очень тронула она меня). Тепло вспоминаю всех вас и спектакль. Всегда радуюсь, если что-нибудь встречаю в печати. А пишут все хорошо. Поздравляю!

Книга моя должна вот-вот появиться в продаже (сразу вышлю). Что-то задержалась она.

Как гастроли? Любопытно, как этот материал («У войны…») воспринимает литовская публика? Поклон большой всем. Обнимаю вас. Успехов (1985/1986).

************************************************************

Милые Таня и Николай!

Такая радость получать ваши письма — всегда хорошо, когда тебя помнят.

Поздравляю с сыном! Прекрасная и неожиданная новость (ничего ведь об этом я не знала).

С интересом прочла то, что было написано о вас. Когда у меня будет окончена книга «Чудный олень вечной охоты» (о любви — исповеди мужчин и женщин), обязательно пришлю один экземпляр рукописи. Но это не ранее осени или конца года.

Много слышала о новой работе Тростянецкого («Печальный детектив»). Представляю, как трудно вам, что он уезжает. А я как раз окончила пьесу новую и думала одному из первых послать ему. Может быть, вы напишете мне его новый адрес?

А когда в июле вы будете в Минске? Хорошо бы не позднее 9 июля (я уезжаю с девочкой, которая осталась у меня от сестры, в Коктебель — хочу повозить её к морю, подлечить).

Но очень бы хотела вас всех видеть. И ещё раз посмотреть спектакль.

Простите, что редко пишу — что-то пошло много домашних бед. И, как всегда, много работы.

Обнимаю.

Будьте счастливы! Большой привет всем «нашим». Ваша Светлана Алексиевич (5.V.1987)

************************************************************

Милые Таня и Николай!

Не успев ни на один Новый год (ни старый, ни новый), всё-таки хочу вам сказать, что помню вас. В ноябре целый месяц у меня был Гена Тростянецкий, думаем с ним о новой работе («сижу» сейчас за новым афганским материалом). Говорим о вас. Потом я на две недели уезжала во Вьетнам. Время не идёт, а исчезает.

Не обижайтесь на меня, как истинный эгоист, могу признаться, что всегда рада привету от других, а самой меня не хватает на это. Передайте мой привет всем вашим женщинам. Не забывайте меня. Пусть будут здоровы и радостны. Обнимаю. (25.I.1988)

************************************************************

Милые Таня и Николай!

Спасибо за радостно-трогательное новогоднее поздравление. Я, когда получила, улыбнулась, как ребёнок. Запахло человеческим теплом, которое катастрофически исчезает из нашей жизни. Простите, что долго не писала — была в Германии, там у меня вышли «Цинковые мальчики». И так получилось, что никому из добрых, милых людей, которых нашла в жизни, не успела сказать рождественских слов.

Вернулась, и снова в работе. Тороплюсь с новой книгой — она тоже о том, что мы. Пытаюсь вглядеться в то, что сегодня можно назвать лицом обыкновенного социализма. Вот этот соцчеловек исчезает — хочу сделать моментальный снимок. Его, нас!

Рада, Таня, что получился Ваш моноспекталкь — очень бы хотела его прочесть. У меня есть одна идея — написать в такой же форме. Вдруг у вас есть лишний экземпляр. Буду очень благодарна. Завтра ещё на три дня уеду в Берлин. Вернусь, напишу подробнее. А пока — обнимаю. Да хранит вас жизнь! Большой поклон всем нашим, любимым людям (20.I.1992)

************************************************************

Милые Таня и Николай, несмотря на все безумие наших дней — с Пасхой! Со всеми майскими победными днями! Написала «победными» и сразу же вспомнила наш-ваш спектакль (он у меня самый любимый) — потому что какие-то удивительные лица у вас всех были, это был тот театр, которого никогда уже не будет. Не будет у нас уже таких лиц и чувств. Мы уже другие… Но эта наша память (о встрече, о спектакле) — то из немногого, за что я благодарю наше печальное прошлое. Большой поклон всем, кто меня помнит — как у них дела? — у всех. Что в театре? Чем живёте вы?

У меня вышла книга «Зачарованный смертью», пока на белорусском, немецком… Когда будет на русском, обязательно пришлю. Сейчас снова в работе. Пишу книгу о Чернобыле. Снова тяжелая и страшная тема, но мы не выбираем время и народ, в котором рождены. В № 5 журнала «Дружба народов» за этот год прочтите публикацию «Суд над Цинковыми мальчиками» — это ещё раз о том, кто мы. Кланяюсь всем. Обнимаю. Всегда Ваша Светлана Алексиевич. (25.IV.1994)

************************************************************

Милые Татьяна и Николай, очень помню вас и люблю. Большой поклон всем нашим!!!

Что у них? Что у вас? Как театр?

Я кончаю новую чернобыльскую книгу. Устала от неё, устала от всего окружающего безумия.

Обнимаю. Светлана Алексиевич (1996 /1997)

************************************************************

Мои дорогие! Не сразу написала, так как срочно уехала в Вильнюс. А, какое было совпадение!!! Мы приехали в Москву и на следующий день по каналу «Культура» повторяли наш спектакль.

Спасибо за радость встречи — вы все были очень родные. А тебе, Таня, ещё и за твой утренний приезд в аэропорт. Поклон и слова дружбы — всем, всем!

Танечка, это куртка из Японии. Нас так одели, думая, что у вас 50 градусов мороза — на гусином меху. Пригодится для кого-нибудь из твоих ребят. Обнимаю. Люблю. Ваша Светлана Алексиевич. (17.III.2000)

************************************************************

Милые Таня и Николай, приехала на несколько недель домой — и рада подать вам весточку. Как вы? Как все наши? Театр? Дела и планы? Я ещё в Италии, потом с декабря буду два года в Париже, но часто приезжаю домой. Мне всегда можно сюда написать.

Всех люблю и обнимаю. Ваша Светлана.

P. S. Книгу ещё пишу… (10.VIII.2002)

************************************************************

Дорогие Татьяна и Николай, на днях мне прислали из России-Москвы новый (настоящий) вариант нашей книги «У войны…» — через 17 лет, наконец, у неё настоящее лицо… К сожалению, прислали всего несколько книг, и я могу послать вам только одну. Надеюсь, она скоро появится или уже появилась в омских книжных магазинах. Но мысленно я хочу её подарить каждой актрисе и каждому актёру — передайте всем большой привет, особенно нашим «фронтовичкам» — как они? Как здоровье? Настроение? Чем сейчас живёте? Мне можно ещё в течение нескольких лет писать на этот французский адрес или в Минск, я там часто бываю — почту мне пересылают.

Ещё не дописала книгу о любви, потому что была занята своими прежними книгами — дополняла, возвращала их к новой жизни (цензура их искалечила). Буду рада — отзовитесь. Всех помню. Люблю. И обнимаю. Светлана. (17.II.2004, Париж)

************************************************************

Дорогие Таня и Николай, теперь я живу дома. 11 лет прожила за границей — Италия, Швеция, Франция, Германия — и решила вернуться. Хочу жить рядом с близкими, рядом с теми, о ком пишу. Хотя жизнь здесь у нас абсурдная, страшноватая, привыкнуть к ней трудно.

Но я закончила новую (пятую) книгу, завершающую цикл — «Голоса Утопии» — о том, как мы жили почти 100 лет. Посылаю эту книгу вам. Она уже вышла во многих странах Европы, все хотят понять — кто мы, что с нами происходит.

Теперь отдохну и возьмусь за новые идеи — любовь и старость.

Спасибо, что мы не теряемся. Привет «нашим», кто ещё есть. Помню всех — сразу вспоминается то время. Обнимаю. Светлана Алексиевич. (17.I. 2014, Минск)

************************************************************

Письма для публикации и создания фильма «Образ времени» из своего личного архива предоставили Татьяна Филоненко и Николай Михалевский. Их переписка со Светланой Алексиевич прекратилась 5 лет назад. За эти годы в Омском академическом театре драмы состоялась премьера спектакля по ещё одной книге Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд». В 2019 году постановка с успехом показана на «Золотой маске». Узнать мнение автора об этой работе не удалось. Пока письма остаются без ответа, омские актёры продолжают ждать выхода книги о любви.




Оперативно и сжато: читайте новости первыми в нашем Telegram-канале.



По теме



Новости и события

Увидели опечатку?
  • Выделите фрагмент.
  • Нажмите сочетание клавиш.
Enter Ctrl +
прямой эфир
Час новостей
Овертайм
Система Orphus