17:19, 25 марта 2021
4 723

От осетрового клея до вакуумного стола: как музейные реставраторы спасают шедевры

От осетрового клея до вакуумного стола: как музейные реставраторы спасают шедевры
Нам удалось побывать в обычно закрытых для посторонних глаз мастерских одного из лучших музеев по эту сторону Уральских гор — в омском музее им. Врубеля. Рассказываем, что мы там увидели.
Ольга Новикова художник-реставратор. Она встречает нас в небольшом помещении. Это мастерская, где восстанавливают экспонаты из бумаги и текстиля. Львиную долю площади занимает необычный стол, покрытый колпаком из толстого стекла. Под этим стеклом на дырчатой столешнице лежит гравюра, которая сейчас обрабатывается паром из раструба на изогнутой ножке. Сбоку расположен пульт управления — там Ольга установила нужную влажность. Для рук реставратора созданы специальные отверстия. Когда работа закончена, они закрываются плотными крышками.

DSC_0920.JPG

Этот агрегат — вакуумный стол с ультразвуковым увлажнителем, недавнее приобретение музея. С его помощью можно очистить от потёков гравюры, привести в порядок пострадавшие от времени рисунки, книжные страницы. Реставрируют здесь и изделия из различных тканей.


DSC_0908.JPG

Кроме рентгена, микроскопа, ультразвука, которые появились в распоряжении реставраторов не так давно, есть и то, что используется уже не первое столетие. Так, клей из плавательных пузырей осетровых рыб начали применять для реставрации ещё в 17 веке, работают им и сейчас.

DSC_1038.JPG

Плавниковый клей готовится из этих желтоватых кусочков, их измельчают и распаривают на водяной бане.

«Все экспонаты стареют, это неизбежно. Наша цель не навредить и продлить им жизнь. Мы должны сохранить произведение, не привнося ничего своего. Здесь важно не вдохновение, а знания, умения, техническая готовность, оборудование и материалы», — рассказывает Ольга Новикова. — Мы используем и художественные кисточки, и медицинские скальпели и пинцеты. Заказываем специальную японскую реставрационную бумагу, пользуемся ластиками, ватой, есть у нас химсостав на основе особо обработанных водорослей».

DSC_1027.JPG
Модифицированный крахмал и сушёные водоросли используются для приготовления специальных реставраторских зелий. Всё это напоминает и операционную в больнице, и ремонтную мастерскую, и немного — ведьмину кухню.

Базовое образование для реставратора — художественное. А затем, если есть желание, можно продолжить обучение, отправившись на стажировку в реставрационные мастерские, например, в столицу. Без передачи опыта старших поколений новичкам здесь просто не обойтись. Аккредитацию реставраторы проходят в министерстве культуры. Работа у них кропотливая, но однообразной её не назвать.

«Первое действие — фотофиксация. Нужно запечатлеть предмет, каким он к нам поступил. Фото делают с разных сторон, рядом должна лежать линейка. Также состояние вещи описываем словами — пятна, подтёки, разрывы и т. д. Каждое действие документируется — какие используем инструменты, химические составы, какова длительность процесса. У каждого экспоната получается такая «история болезни». В конце обязательна финальная фиксация. То есть у нас не только работа руками, но и много документов. Это тоже важно, мы сейчас, например, можем видеть, что клей, который использовали 40 лет назад, не желтеет. Значит и мы можем без боязни им пользоваться», — делится Ольга Новикова.

DSC_0934.JPG
«История болезни» экспоната официально называется паспортом реставрации.

Иногда при работе над восстановлением экспоната делаются открытия. Например, гравюра была наклеена на бумагу, когда эту бумагу снимают, под ней может оказаться ещё один рисунок или подпись, которая поможет определить подлинность произведения.

DSC_0979.JPG

В соседней мастерской занимаются реставрацией живописи и икон. Здесь в работе сейчас находится картина неизвестного художника, жившего в 17 веке в Италии. А на соседнем столе — самодеятельный рисунок, найденный в одной из омских деревень. Эта картина с лебедями долго украшала комнату — висела над кроватью, потом её отправили в сени, где через много лет она и была обнаружена членами экспедиции.

DSC_0980.JPG
Подушечки с песком прижимают заплатки, чтобы они лучше приклеились.

«К нам эта работа попала в плачевном состоянии — очень пыльная, в саже, в экскрементах насекомых, с прорывами. Она была нарисована на тонкой ткани масляными красками, без грунтовки. Когда-то такие вещи были во многих домах, теперь это уже история, достойная того, чтобы её сохранить», — рассказывает реставратор живописи Виктория Ефименко.

Она отметила, что когда-то лучшее, что могли сделать музейные реставраторы — законсервировать и не трогать, чтобы не навредить ещё больше, не было разработанных методик, материалов, инструментов. Сейчас, радуется она, мастерская хорошо оснащена: есть необходимые лампы, в том числе ультрафиолетовые, хорошие микроскопы, есть возможность сотрудничества с РАН, ОмГТУ, налажен обмен опытом с лучшими российскими и зарубежными реставраторами. Кстати, наш музей на хорошем счету, к нам обращаются, чтобы перенять опыт.

DSC_0964.JPG
Тёмное пятно — участок, ещё не очищенный от грязи.

Но нет предела совершенству, реставраторам всё равно есть о чём мечтать. Например, мечта Виктории — прибор для определения пигментного состава бесконтактным способом. Стоит он 7 млн рублей. Если у вас вдруг есть такая сумма, то вы можете сделать полезное дело и внести свой вклад в работу по сохранению ценных экспонатов для будущих поколений.

DSC_0987.JPG

Всего в музее им. Врубеля работает 14 реставраторов разных направлений. Восстанавливают они не только картины, но и рамы, а также старинную мебель, посуду, скульптуры, предметы быта. В разных мастерских работают с деревом, керамикой, металлом и т. д. Посетители музея могут узнать о прошлом и настоящем этой интересной сферы на новой выставке. Она называется «Евгений Крутиков — первый реставратор в Сибири.» Подробнее о ней мы расскажем в отдельном материале.

DSC_1009.JPG

Текст и фото: Наталья Семёнова.



Понравилась статья? Тогда подпишись на наш канал Яндекс.Дзен и получай больше интересных рекомендаций
По теме



Новости и события

прямой эфир
Час новостей
Овертайм
Система Orphus