15:32, 9 марта 2021
3 801

Омичка-режиссёр рассказала про съёмки фильма в Карелии и драматичный храп кота

Омичка-режиссёр рассказала про съёмки фильма в Карелии и драматичный храп кота
Елена Чач заканчивает  работу над собственным фильмом "Старая песня". 12 каналу удалось пообщаться с ней и задать несколько вопросов.
— Елена, мы с вами общались почти два года назад, тогда вы рассказали, что планируете снять добрый фильм про 1937 год. Уже был готов сценарий и вы готовились выехать на съёмки в Карелию. Прошло почти два года. Что вы успели за это время?

— Завершено главное: фильм полностью снят и смонтирован. Это огромный объём работы, причём не только самый большой, но также самый сложный и самый ответственный. Сейчас началась финальная стадия постпродакшна.

сп6.jpg

— И чем конкретно вы занимаетесь?

— Идёт работа с музыкой. Если говорить о том, что происходит прямо сейчас, то это обработка музыкальной части фонограммы фильма. Она у нас будет на очень серьёзном уровне. Например, одну из песен озвучил известный вокалист и музыкант, собиратель и исполнитель русского фольклора Сергей Старостин.

Финальную музыкальную композицию исполнил прекрасный профессиональный мужской хор Logos. Мы эту запись недавно сделали в одной из лучших московских студий — студии компании CineLab, поскольку мне на Архангельском питчинге дебютантов в прошлом году дали сертификат на запись там музыки. А в начале фильма у нас поёт замечательная талантливая студентка РАМ имени Гнесиных Арина Кузнецова, её голос можно услышать в тизере. Композитор фильма доцент Российской академии музыки имени Гнесиных Надежда Филатова.

В ближайшее время предстоит обработка звука всего фильма в целом — запись и наложение дополнительных шумов, звуковой монтаж, саунд-дизайн… В общем, большая работа. Также впереди обработка изображения, связанная с цветокоррекцией и с задачами компьютерной графики: надо подкорректировать некоторые «приметы современности» на фонах, воссоздать облик старого парохода — здесь много рисовать придётся… Задачи сложные и довольно дорогие, к сожалению.

Впрочем, всё в работе над фильмом стоит денег, поэтому для завершения этой работы до 14 марта идёт сбор. Он оформлен как сбор на работу с музыкой, но эта работа в итоге сейчас происходит за счёт переводов, которые были сделаны мне лично на карту друзьями, знакомыми и ещё некоторыми неравнодушными к судьбе фильма людьми. А собранные краудфандингом деньги (их ведь ещё и не сразу мне перечислят) я предполагаю передать уже на обработку звука. Собственно, в новостях проекта на Планете.ру я об этом писала.

— Где проходили съёмки и сколько человек в них участвовало?

— Проходили они в два этапа. Одна сцена (эпилог) снималась в Подмосковье летом 2019 года, в ней участвовали 13 актёров (это и исполнители эпизодических ролей, и люди, которых почти не видно в кадре, вроде массовки) и 15 членов съёмочной группы. Также были люди, помогавшие с организацией нашего пребывания на локации, родители детей… То есть на площадке присутствовало более 30 человек, но не все они были непосредственными участниками съёмок.

сп2.jpg

Основную часть мы снимали в Карелии летом 2020 года, там съёмочная группа состояла из 12 человек, ещё был водитель «Газели», который нам на некоторых съёмках помогал (вообще, кстати, удивительно: простой человек из Московской области узнал о съёмках, вызвался помочь, отвёз на своей машине реквизит, костюмы и декорации из Москвы в Карелию и обратно, всё бесплатно). И было 9 человек актёров, а ещё 8 человек участвовали в качестве такой маленькой «массовки» (она в профессиональной среде называется «групповкой»).

То есть всего 30 человек. И опять же родители детей на площадке были. Актёры не все одновременно снимались: в какой-то день в съёмках участвовали одни, в какой-то день — другие, только главные герои были почти всегда задействованы. Обычно на съёмочной площадке было одновременно около 20 человек, редко, когда больше.


сп3.jpg

— С какими сложностями пришлось столкнуться?

— Надо сказать, что в Карелии работала очень маленькая съёмочная группа. Это было связано с нехваткой денег. Я к лету собрала краудфандингом лишь половину того, что требовалось. Снять весь фильм на эти деньги было невозможно. И тут появился неожиданно человек с «Газелью, о котором уже упоминала, пообещал помощь транспортом. Это значительно уменьшило расходы. Ещё помогли деньгами друзья, родственники и знакомые, к которым я обращалась лично, рассказывая о своей ситуации с фильмом.

Также технически и организационно стал помогать Союз кинематографистов Карелии. Но в итоге всё равно требовалась максимальная экономия: только в таких условиях мы могли снять фильм. И мы поехали малым составом (большой группе я не смогла бы оплатить проезд, питание и проживание). Всех актёров, за исключением двух исполнителей главных ролей, я нашла в Карелии, поэтому им организовывать проезд и проживание не приходилось. А вот в съёмочной группе у нас была ситуация достаточно непростая: минимум людей, отчего некоторые выполняли сразу несколько функций. Например, я сама тянула на себе задачи, которые в большой команде обычно выполняют пять человек.

сп5.jpg

Конечно, я невероятно благодарна всем, кто был со мной на этих съёмках, принял все обстоятельства нехватки денег и прочего. Низкий им всем поклон! Понимаете, съёмочная группа и актёры работали бесплатно, просто из желания сделать хорошее настоящее кино! Причём это же всё профессионалы, и они работали несколько дней на пределе сил, на грани подвига, в самых разных условиях — и дождь, и холод, и комары. Это дорогого стоит!

— Как местные жители реагировали на киносъёмки?

— Местные жители очень помогали. Прямо удивительно, как нас встречали в некоторых местах — как родных. Непривычно было видеть, что в отдалённых деревнях даже дверь не закрывают на замок, просто подпирают её палкой, когда уходят. Ещё был один запомнившийся мне момент: мы ездили искали места для съёмок в 2019 году, тогда одна местная жительница, показывая нам дом и сетуя на то, что он покосился, сказала: «Так для дома, чтобы его поддерживать в нужном состоянии, мужчина нужен. А у нас что? В 1937 году всех работящих мужчин увезли. Приехала из города машина со списком (все лучшие хозяева в этом списке были), и по списку всех — в машину. Моя бабка с вёдрами шла по дороге от озера. Как увидела, что её мужа в машину сажают — всё поняла. Так на дороге вместе с вёдрами и рухнула. Тех, кого увезли, больше никто никогда не видел. Всё, с концами. И в семьях одни женщины остались».

сп7.jpg

А у нас в фильме как раз 1937 год… Так неожиданно аукнулось. Впрочем, если говорить честно, 1937 год — дату первой публикации рассказа, который лежит в основе сценария, — я взяла больше для того, чтобы на что-то конкретное ориентироваться по костюмам, деталям и тому подобному. У Паустовского в рассказе (и у нас в фильме) нет никаких явных примет 1937 года. Это какое-то абстрактное «советское время». Понятно, что 1930-е. Но приметы времени в рассказе проходят настолько слабым пунктиром, что порой их, только сильно вглядываясь и анализируя, можно выявить. И в фильме примерно то же самое будет.

Ещё в той же деревне, где мы про 1937 год услышали, была ситуация. Когда мы приехали снимать, наша актриса, которая была в роли бабушки, уже в костюме и в железных очках села на скамейку возле дома — так местная жительница ахнула, что очень на её маму похожа: та так же когда-то сидела на скамейке в таких же очках. Я тогда порадовалась этому: будто маленькое подтверждение правдивости того, что мы делаем.

на лавочке.jpg

Ну и курьёзы всякие случались. Например, в одной сцене — мы её снимали до утра и все были на предел сил — вдруг во время дубля раздаётся храп. Съёмка прекращается, все хихикают, переглядываются, но никто не спит… а храп продолжается. Не сразу нашли «виновника», а когда нашли, очень смеялись: храпел хозяйский кот! Он, в отличие от людей, не выдержал… Его сразу унесли в другое помещение, разумеется.

— Когда работа над фильмом будет полностью закончена?

— Бог даст, закончу через два-три месяца. Я так надеюсь. Всё от финансов зависит.

— Какие планы на готовый фильм?

— В первую очередь отправка на фестивали как международные, так и отечественные. Для международных надо будет делать английские субтитры. Также надо будет оформить различную документацию (прокатное удостоверение и прочее для отечественных показов). Потом уже — эфиры на телевидении и частные показы по музеям, библиотекам, образовательным учреждениям… Уже были предложения, ещё на этапе сбора денег на съёмки фильма. Кроме того, в 2022 году исполнится 130 лет со дня рождения Константина Паустовского, что тоже будет способствовать показам, я думаю. Только после этого всего — размещение в открытом доступе в интернете.

сп1.jpg

— Задумываетесь ли уже над новыми идеями?

— Интересно, что я ещё не успела закончить эту работу, как ко мне обратилась моя однокурсница по истфаку ОмГУ Валерия Шибарская, которая искала режиссёра для съёмки короткометражного фильма-клипа в память о тех советских воинах, которые приняли на себя первый удар врага в июне 1941 года. Многие из них, как прадед Валерии, пропали без вести.

Мне легла на душу история её прадеда и его семьи, и я согласилась. Написана песня, автор стихов Пётр Климов, композитор и исполнитель Надежда Филатова. Недавно я написала сценарий, идёт обсуждение ряда технических и производственных моментов, а также поиск денег Валерией, поскольку это всё тоже история некоммерческая. И тоже короткий метр.

Есть ещё на стадии разработки ряд документальных фильмов, которые делаю на телевидении (я работаю на Православном телеканале «Союз») и как независимый автор. Поэтому жизнь не стоит на месте, всё постоянно движется.

Для меня первично то, будет ли в фильме (который мне предлагают снять или идея которого возникает у меня) что-то важное, общечеловеческое, что-то, что может затронуть душу, будут ли красота, душевность, поэзия. Для меня принципиально наличие света и глубины в искусстве. Поэтому, наверное, у меня всё пока некоммерческое: в коммерческом производстве важны какие-то другие вещи.

Текст: Наталья Семенова.

Фото предоставлены Еленой Чач.




Оперативно и сжато: читайте новости первыми в нашем Telegram-канале.

Новости и события

прямой эфир
Час новостей
Овертайм
Система Orphus