16:11, 12 февраля 2021
3 505

«Это было страдание и счастье одновременно»: скрипач Артём Дырул рассказал об участии в спектакле Омской драмы

«Это было страдание и счастье одновременно»: скрипач Артём Дырул рассказал об участии в спектакле Омской драмы
Речь идёт о легендарной постановке «У войны не женское лицо», о её влиянии на судьбы людей 12 канал снял документальный фильм «Образ времени».
В знаменитом спектакле по мотивам повести Светланы Алексиевич в разные годы на сцену выходили юные музыканты, которые после доросли до лучших оркестров России, Англии и Германии.

«Для меня война кончилась не в День Победы, когда все в небо стреляли, а когда я впервые услышала скрипку», — говорила героиня спектакля Геннадия Тростянецкого «У войны не женское лицо» София Верещак (в исполнении Натальи Василиади).

На сцену Омского академического театра драмы в финале спектакля с 1984 по 1989 годы выходили мальчики-скрипачи, ученики ДШИ № 2 из класса Зои Михайловны Бураковой. С одним из них мы записали интервью в Москве для документального фильма «Образ времени». Артём Дырул давно живет в столице и работает концертмейстером вторых скрипок в камерном и симфоническом оркестрах Юрия Башмета — в «Солистах Москвы» и «Новой России».

скрипач в детстве.jpg

Артём Дырул в детстве

— Артём, когда вы принимали участие в спектакле «У войны не женское лицо» Омского театра драмы?

— В 1989 году, когда мне было 10 лет.

Премьера состоялась осенью 1984 года, то есть вы стали работать в этой постановке не сразу?

— Да, гораздо позже. Кстати, я играл как раз в тот день, когда зрители и артисты прощались с этой постановкой. Приезжал режиссёр (в то время Геннадий Тростянецкий уже не работал в Омске). Я его не помню внешне, но ощущение осталось. Он появился — и всё закрутилось вокруг, говорил: «Давайте-давайте быстрее» (улыбается).

— Я знаю, что на прощание со спектаклем из Киева в Омск приезжала и героиня постановки «У войны…» замполит банно-прачечного отряда Валентина Кузьминична Братчикова-Борщевская…

— Были ветераны. Был трогательный момент, когда они выходили на сцену: мы видели слёзы, эмоции… Для людей на сцене было подведение итога под каким-то жизненным этапом, а для кого-то было подведение черты под итогом жизни. Мы понимали: человек, который прошёл войну, будто посмотрел на ту сторону жизни и вернулся уже с другими знаниями. Со временем какие-то детали уходят из памяти, но действительно остаются ощущения… (рассматривает фотографии, улыбается).

скрипач другой.jpg
Скрипач Петя Шульмейстер после показа спектакля «У войны не женское лицо
» в Москве

— Кого-то узнаете на фотографиях?

— Это мой коллега Петя Шульмейстер. Он был старше меня и достаточно долго выходил на сцену в этом спектакле. После школы Петя уехал, я не знал, где он. И вот перед вашим приездом наш педагог Зоя Михайловна Буракова рассказала, что он в Лондоне (по неподтвержденной информации работает в оркестре Королевской Оперы). Вижу скрипача Алика Корна (берёт другую фотографию). Кстати, из зала я полностью смотрел спектакль с Аликом…

— Мне сказали, что Алик Корн уехал в Германию, тоже стал музыкантом. Вы помните кого-то из актрис?

— Елену Ивановну Псарёву невозможно забыть. Как-то я стоял за кулисами во время репетиции, ждал своего выхода. Вдруг появляется она. Вижу, что устала. Елена Ивановна меня не замечает, думает, что находится одна. Вдруг поворачивается в мою сторону, сразу выпрямляется осанка: «Здравствуйте, молодой человек!» Впервые у меня на глазах произошло искусство перевоплощения — и так это гармонично было. Здорово! Понимаете, для меня это было действо на грани волшебства. В Омске родители хранят программку к спектаклю, которую после показа подписали многие актёры.

Безымянный.png

— По телефону вы мне говорили о том, что именно спектакль «У войны…» пробудил в вас интерес к театру. Каким образом вы удовлетворяете этот интерес?

— Я уехал учиться в Москву. Мой друг в тот же год поступил в училище им. Щепкина на курс Соломина. Я приходил к нему в общежитие, часто находился в этом кругу. Однажды в тусовке был молодой режиссёр, который сказал: «Поступай в ГИТИС, давай я с тобой позанимаюсь». Мне было 16-17 лет, я серьёзно задумался о том, чтобы круто повернуть свою жизнь. Мне было действительно интересно, но потом всё-таки поступил в Российскую академию музыки имени Гнесиных.

скрипач с Башметом.jpg

— Тем не менее в оркестрах Юрия Башмета тоже есть место театру…

— Да, я уже работал у Юрия Башмета, когда художественный руководитель стал придумывать такие интересные проекты. Начали с концертов-спектаклей, в нашем коллективе появился Константин Хабенский, после мы работали со многими актёрами: Михаил Пореченков, Евгений Миронов, Михаил Трухин, Александр Лазарев… В итоге в «Современнике» случилась сценическая фантазия «Не покидай свою планету» на тему «Маленького принца». Режиссёром выступил Виктор Крамер.

с Хабенским.jpg

— Вы очень легко и даже с радостью приняли наше предложение вспомнить омский спектакль «У войны…». Почему?

— Ребёнок воспринимает всё яркими картинками, какими-то кадрами… Я многого не помню, но осталось ощущение страдания от того, что пережили эти женщины-ветераны, это с одной стороны, с другой — ощущение гордости. Нет, не гордости, а какого-то счастья, что был к этому причастен. Хочется, чтобы люди тоже соприкоснулись с этими эмоциями. Конечно, всё меняется: другая страна, другое образование, другие люди… Мы с катастрофической скоростью теряем ценности (подчеркиваю — я говорю о хороших ценностях), которые были. Получилась такая временная яма.

— У нас фильм во многом построен на личной переписке актрис омского театра и героинь книги «У войны не женское лицо». Валентина Кузьминична Братчикова-Борщевская в своих письмах из Киева говорила не только о войне, она упоминала Чернобыль, с горечью и волнением писала о развале Советского Союза… Давайте будем честны, ветераны войны в определённый момент по многим взглядам на жизнь разошлись со своими внуками. Для них, наших бабушек и дедушек, это стало трагедией.

— Конечно, ветераны жили другими ценностями и другими эмоциями. Для них революция была тем, что впитано с молоком матери. И когда стали вскрываться документы, случилась катастрофа. Была дамба, она сломалась — и всё затопило. Люди во многом оказались не готовы к этому, особенно в условиях повсеместного снижения уровня образования. Для кого-то это могло закончиться и заканчивалось фатально. Оказалось, что передавать ценности просто некому.

Жевательная резинка, фастфуд — я не говорю, что это плохо, но есть люди, которые впустили это в свою жизнь и только с этим остались. Я много езжу по России, бываю за рубежом, в том числе и в странах, которые входили в СССР: немногие люди смогли побороть то, что на них давило снаружи. Я не знаю, вызовет ли интерес этот разговор и этот фильм у современного человека, но мне кажется, что нужно напоминать зрителям о пережитом, об этом спектакле, об этих героях.

*Фотографии из своего личного архива предоставил Артём Дырул.

_____________________________________________________________

Напомним, что первый (закрытый) показ документального фильма «Образ времени» состоялся 8 февраля в Омском театре драмы. Это событие стало одновременно и последним днём съёмок. Впечатления первых зрителей и комментарии, которые омские деятели культуры высказали во время обсуждения премьеры, войдут в итоговую версию фильма. Увидеть её зрители 12 канала смогут 20 февраля в 20 часов.



Оперативно и сжато: читайте новости первыми в нашем Telegram-канале.

Новости и события

прямой эфир
Час новостей. 19:30.
Овертайм
Система Orphus