18:00, 3 декабря 2021
1 069

«Баранку крутила, с наганом в охране была»: 100-летняя омичка Екатерина Паутова рассказала о своей жизни

«Баранку крутила, с наганом в охране была»: 100-летняя омичка Екатерина Паутова рассказала о своей жизни
Каждый день она выходит на улицу гулять, временами устраивает музыкальные вечера для семьи и друзей.
Накануне, 2 декабря, Паутовой Екатерине Готлибовне исполнилось сто лет. На праздничном столе — шоколадный торт и различные блюда, рядом любимый внук, его жена Снежана и подруги. А мобильный телефон не смолкает с самого утра — звонят родственники, которые не смогли приехать. В квартире и правда царит атмосфера уюта и радости, именинница играет для гостей на балалайке, шутит и напоминает, что кушать всем нужно побольше, а то «худенькие совсем».

«Вот приехали бы вы немного пораньше, встретили бы всех подруг. Уже разошлись старушки», — обратилась Екатерина Готлибовна к корреспонденту 12 канала. — Садитесь за стол, чаю вам нужно налить,покушать что-то».



В свой день рождения пенсионерка нарядилась в ярко-красное платье и накрасила губы. Шутит, что все подруги младше её лет на 20, а вот гулять с ней иногда отказываются.

«Дома сидят! Аля, чего гулять не выходите? (смеётся). Каждый день гулять хожу — до обеда два часа похожу по улице, потом после обеда. Туда-сюда. Иногда, бывает, только выходят со мной старушки. А сейчас холодно — сидят по домам», — шутливо пожаловалась Екатерина Паутова.

Внук ворчливо добавил, что «нужно дома сидеть, потому что на улице коронавирус гуляет».

«Прививку-то я себе зачем поставила? Ещё в апреле», — упрямо ответила именинница.



В этот момент Снежана шёпотом просит Екатерину Готлибовну рассказать о себе гостям, обращается к ней мягко «бабушка». Сначала именинница отказывается, мол, «да что рассказывать», но потом всё же начинает вспоминать отрывки из длинной жизни.

Первое, что отметила именинница — она омичка, но с немецкими корнями. Девичья фамилия Шмидт. Всё детство прожила в доме на улице 10 лет Октября, 52. Раньше там стоял большой дом, в котором трудились рабочие. Семья держала скот, в столовой были золотые ложки, позолоченные сервизы. Так что, вспоминает Екатерина Паутова, жили хорошо.

«У меня все братья были, я одна девочка. Получается, первый брат в 1916 году родился, второй — в 1917 году, потом — в 1919 году, а самый младший — в 1921 году. Я, как вы понимаете, 1921 года рождения», — рассказывает пенсионерка.

Вся семья Шмидт музыкальная. С детства Екатерина Готлибовна играет на балалайке, гитаре, мандолине. Отец — на гармошке, а мама играла на скрипке. «Хорошее было детство», — вздыхает пенсионерка. Затем наступил 1929 год, как раз в это время был период раскулачивания (с 1925 по 1932-й год). Что не могло не затронуть семью Шмидт. Пришлось уезжать в Ташкент, поскольку в Омске большую семью было не прокормить.

На балалайке Екатерина играет с самого детства.

«Помню, увидела там гору… мы жили у станции Сырдарья. Так вот, увидала я там гору высокую и снежную. Думаю, пойду на гору, снега наберу. И ушла, а мама не знала, куда я. Иду, а гора всё на месте стоит. Навстречу — пастух с коровами, спросил меня, куда я иду, а затем рассказал, что до горы ещё 40 км — далеко. Домой отвёл меня».

Однако в Ташкенте семье тоже жилось нелегко. Пенсионерка с грустью объяснила, что русских в то время там не любили, презирали. Так что маме маленькой Кати приходилось подпирать дверь стулом, закрывать все окна. Шмидтам пришлось вернуться в Омск обратно.



Уже в Омске до войны Екатерина Готлибовна успела поработать шофёром, возила директора нефтебазы.

«На ЗИС-5, ГАЗ-АА, М-1 ездила. Представляете, даже у директора своей машины тогда не было, а сейчас в каждом доме есть. Помню, привезу его (директора. — Прим. ред.) на место, недалеко от библиотеки Пушкина. Пока жду его, думаю, надо бы завести машину. Сижу и завести не могу! Подходит вдруг парень знакомый — училась с ним вместе. Говорит: «Катюша, здравствуй! Чего сидишь? Я ему объяснила, он полез в карбюратор, контакты почистил. А машина-то сразу завелась! Вот так вот помогали друг другу», — вздохнула Екатерина.

Вспоминая о молодости, пенсионерка каждый раз со смехом добавляет: очень маленькая всегда была. И даже в салон автомобиля порой залезть было очень трудно. Затем началась война, рассказала Екатерина Паутова, тихо добавив: «Эта война всё перемолола». В военное время она тоже работала — баранку крутила.

«В первом автохозяйстве работала. Весной на посевную ездили, осень на уборку возили зерно. Кушать нечего было, ели зерно грязное. Вот так мы жили во время войны… а сейчас всё есть», — рассказчица махнула рукой.


На этой фотографии героине публикации 56 лет.

Подруги рядом вздыхают, переговариваются друг с другом. Просят Екатерину Готлибовну рассказать о годах после войны, когда ей пришлось уехать в Салехард. Почему пришлось? Потому что, объясняет пенсионерка, в послевоенные годы в России к немцам относились плохо, не скрывали свою злость. Высылали подальше.

«В Салехарде был лесоповал, меня туда сначала на работу не хотели брать, в комиссии говорили, что слишком маленькая, чтобы лес пилить. Девчата там все здоровые, пилят, а мне говорят: «Катя, сучки руби». Они хохочут с меня, а я чуть не плачу… молодая была», — улыбнулась Екатерина.

И тут же уточнила, что если бы не уехала в Салехард, с голоду бы умерла. Если работникам лесоповала давали и хлеб, и кашу «как солдатам», то в Омске приходилось мучиться от голода — хлеб не выдавали по десять дней.

«Я сейчас голубей кормлю такими же кусочками хлеба, как тогда получали. Если хлеба нет, дадут мукой, получишь — затирушку (разновидность мучного супа. — Прим. ред.) сваришь. Потом опять сиди голодный. Вот так мы жили во время войны. О, дорогая!»


Полный блюд стол выглядит странно на фоне рассказов о голодных годах. Невольно задумываешься о ценностях, которым обычно не придаёшь значения.

Потом Екатерина Готлибовна вышла замуж и вернулась в Омск. Муж работал на нефтезаводе столяром, сама Екатерина устроилась туда же, но только в охрану.

«С наганом ходишь, охраняешь сам себя. Главное, чтобы наган не отобрали и по башке не дали! Вот так вот! У нас у одной девочки отобрали наган хулиганы. Всякие же люди бывают… а затем я и на пенсию ушла», — завершает рассказ именинница.


Фотография 1993 года, здесь имениннице 72 года.

В Омске у героини публикации родились двое малышей — Валентина и Виктор. И если с сыном Екатерина поддерживала связь всю жизнь (Виктор умер в 2018 году из-за проблем с щитовидной железой), то о дочери она почти ничего не знает.

«Сейчас ей уже 81 год… не пишет и не звонит. Она уехала давно куда-то под Ленинград, даже адреса не знаю. Я и внуков своих не видала… а дочь, может, умерла уже».

Закончив рассказ, Екатерина Паутова ещё раз напомнила, что всем нужно обязательно поесть. «Не отпускать же тебя голодной, весь день не ела», — укорила она корреспондента. Уже за столом именинница показала открытки, полученные от регионального правительства и омской администрации.

Читает Екатерина Готлибовна без очков.



Во время разговора раздался звонок телефона. Позвонила правнучка Екатерины Паутовой, поздравив её со 100-летним юбилеем. Именинница улыбалась в трубку, однако не могла не поругать девушку и её мужа, которые не смогли приехать в столь важный день.

«Всё время работают и работают, нужно же когда-то отдыхать!» — заключила Екатерина.


Текст: Ольга Григорьева.
Фото: Ольга Григорьева, предоставленые героем публикации.


Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей

Подписаться на канал Яндекс.Дзен

Подписаться на канал Телеграм

Поделиться новостью

Новости и события

прямой эфир
Час новостей. 22:30.
Овертайм
Система Orphus