13:00, 30 октября 2021
1 425

О шансоне, выгорании и первых впечатлениях за решёткой: сотрудники омского СИЗО рассказали о тонкостях службы

О шансоне, выгорании и первых впечатлениях за решёткой: сотрудники омского СИЗО рассказали о тонкостях службы
31 октября работники СИЗО и тюрем отмечают свой профессиональный праздник.
Уже в грядущее воскресенье в разных уголках мира будут праздновать Хэллоуин. Однако небольшая часть людей, а именно те, для кого тюрьма и СИЗО — место не заключения, а работы, в этот день отметят свой профессиональный праздник.



Начальник СИЗО №1 УФСИН по Омской области Вячеслав Жидовцов пришёл в систему в 1999 году. Сюда он попал уже майором после армии, поэтому к людям в форме и строгим порядкам привыкать не пришлось. К тому же в своё время он работал в дисциплинарной роте и следил за отбывающими наказание. Рассказывает, что будучи курсантом и сам попадал на гаупвахту за «самоволы».

«Плох тот солдат, который не сидел на гаупвахте [улыбается]. А если серьёзно, в первый раз, когда пришёл на работу в СИЗО устраиваться, в отдел кадров, и за мной на пропускном пункте захлопнулась дверь решётки, всё-таки кошки на душе поскреблись. А сейчас уже, когда я не слышу этот звук решётки, думаю — надо вернуться и закрыть», — рассказывает Вячеслав Александрович.


С заключёнными он сейчас хоть и не находится постоянно, но каждого может принять при личной встрече. Также он входит в специальную комиссию и общается с каждым новоприбывшим в учреждение. Впрочем, есть здесь и «постоянные клиенты», за которыми насчитывается уже несколько «ходок». Таких сотрудники уже знают в лицо. И не всегда мнение о них однозначное.

«Мы хотим со стороны нашей уголовно-исполнительной системы вернуть достойного человека в общество. Но вот был случай. Поступил к нам человек, который всего полгода назад вышел из мест лишения свободы. Говорит, что пытался устроиться работать в 13 мест. В 4 ему сразу сказали, что он не подходит. Ещё в 9 обещали перезвонить. А ему кормить нужно семью, детей, а за полгода деньги закончились. Вот он и попался снова. В этом, конечно, людям после тюрьмы тяжело адаптироваться», — переживает Жидовцов.



На вопрос о том, действительно ли тюрьма меняет человека, глава СИЗО ответил утвердительно. По его словам, многие люди не понимают, что за их действия может грозить реальное наказание. И только вот такой своеобразный режим, с решётками на окнах, подъёмом в 6 утра и постоянным наблюдением заставляет их задуматься.

«Русский человек же пока гром не грянет, не перекрестится. По статистике, порядка 65% наказаний даётся без лишения свободы, и только оставшаяся треть — с лишением. И те 65%, в большинстве своём, потом снова идут под суд за совершение повторных преступлений. Ведь люди уверены — раз суд не посадил, значит простил. А если простил один раз, простит и потом», — говорит Вячеслав Александрович.

«Нужно бояться внутри себя и своей совестью понимать, что ты сделал что-то неправильное. Я не чувствую за собой никакой вины, я не чувствую, что сделал какое-то зло, которое мне должно вернуться», — ответил глава СИЗО на вопрос о том, не боится ли он, что кто-то из осуждённых выйдет и захочет за что-либо ему отомстить.

Легенду же о любви сотрудников УФСИН к шансону начальник учреждения опроверг. За всех, конечно, говорить не будет, но сам больше предпочитает военные песни — откликается детская мечта стать военным. Однако, бывает, вслушивается в «тюремную лирику» и разбирает её на фактические ошибки.



А вот Руслан Кенчин с заключёнными контактирует напрямую. Рассказывает, что за 10 лет работы уже привык к своей службе. В первый год, пока адаптировался к условиям, было некомфортно. Не страшно, отметил Руслан, а именно некомфортно: не совсем понимал, как себя вести с заключёнными. В семье за него переживали, сначала даже просили оставить эту службу. Однако сейчас никаких сложностей не испытывает. Наоборот, службу свою любит и уважает.



Пока мы общались с Русланом, в здании заиграла классическая музыка. Всё по расписанию: в это время включается радио. Говорят, обязательный элемент для снятия стресса как у заключённых, так и у сотрудников. К слову, в учреждении работает целая психологическая служба — помогает справиться с эмоциональным выгоранием и другими проблемами. Психологи вообще следят за состоянием своих работников и советуют чаще ходить в кино, театры и выбираться на природу. Работа всё-таки напряжённая.

Интересный факт: находиться в здании СИЗО с огнестрельным оружием нельзя. Вооружённые сотрудники находятся на вышках. А внутри конвоиры оснащены только спецсредствами: резиновой палкой, слезоточивым газом, наручниками. Также за каждым из них закреплёно средство видеофиксации. К слову, за изображением 955 камер следят с 4 пунктов. Один пункт используется только для наблюдения за сотрудниками. Впрочем, пользоваться спецсредствами приходится в крайне редких случаях. Вообще применять физическую силу по закону сотрудники СИЗО могут в случае невыполнения указаний, например, нежелании выходить из камеры. С режимом тут всё строго.



Выходя из здания СИЗО и слыша за собой скрип закрывающихся решёток, по-другому начинаешь рассуждать о ценности свободы. И хоть к сотрудникам системы в нашей стране относятся с некоторым недоверием, отрицать важность их службы нельзя.



Текст и фото: Никита Куликов.


Добавить в избранные источники Яндекс.Новостей

Подписаться на канал Яндекс.Дзен

Подписаться на канал Телеграм

Поделиться новостью

Новости и события

прямой эфир
Час новостей. 19:30.
Овертайм
Система Orphus